Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 января 2014 г.

Дело №33-5449

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

30 января 2014 г., г. Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Ульяновой О.В.

Судей Митрофановой Г.Н., Лукьянова И.Е.

С участием прокурора Самойловой И.С.

при секретаре Надвидовой Л.О.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Лукьянова И.Е.

дело по апелляционной жалобе Б. С.В.

на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 21 декабря 2012 г.

по делу по иску Б. С.В. к Б. О.В. о признании прекратившей право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета, обязании выбрать жилое помещение, взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛА:

Спорным жилым помещением является отдельная трехкомнатная квартира, расположенная по адресу: ..................... (далее – спорная квартира)

По состоянию на 24 апреля 2001 г. право собственности на спорную квартиру было зарегистрировано за Б.ым В.Ю. на основании договора купли-продажи от 25 января 2001 г. (л.д. 42, 43-44).

На дату приобретения спорной квартиры в собственность Б. В.Ю. состоял в зарегистрированном браке с ...... С.В.

По договору дарения от 24 апреля 2001 г. Б. В.Ю. подарил спорную квартиру своей супруге Б. С.В. (л.д. 11-12). Государственная регистрация договора дарения и право собственности Б. С.В. на спорную квартиру были зарегистрированы 10 мая 2001 г. (л.д. 13).

На момент совершения договора дарения в спорной квартире были зарегистрированы по месту жительства и проживали в ней Б. В.Ю., его .... Б.а С.В. и их ....... – Б.а О.В., ... (л.д. 36). После совершения договора дарения Б. Ю.В. снялся с регистрационного учета по адресу спорной квартиры (л.д. 36).

В договоре дарения спорной квартиры имелся пункт 11 следующего содержания: «В указанной квартире зарегистрированы и проживают Б.а С.В. и Б.а О.В., о7.11.1988 года рождения. Других лиц, имеющих в соответствии с законом право пользования данной квартирой не имеется».

Брак между Б.ым В.Ю. и Б. С.В. был расторгнут решением Тушинского межмуниципального суда г. Москвы от 03 декабря 2001 г. (л.д. 8).

В настоящее время в спорной квартире по месту жительства зарегистрированы собственник квартиры – Б.а С.В. и ее дочь Б.а О.В., ......

Б.а С.В. обратилась в суд с иском к Б. О.В. о признании ответчицы прекратившей право пользования спорной квартирой, выселении ее из спорной квартиры, взыскании компенсации морального вреда. После неоднократных уточнений искового заявления исковые требования дополнились требованиями об обязании ответчицы выбрать жилое помещение из восьми предложенных для переселения в него на условиях пользования.

Свои требования истица обосновала тем, что она является собственником спорного жилого помещения, квартира была получена ею при разделе совместно нажитого с Б.ым В.Ю. имущества, оформленного брачным договором и договором дарения квартиры. Ответчица перестала быть членом ее семьи. Между истцом и ответчицей существуют конфликтные отношения, в силу которых истица не может проживать в своей квартире совместно с ответчицей и вынуждена проживать в другом жилом помещении у своих родителей. Истица предложила ответчице на выбор восемь жилых помещений, которые она готова приобрести за счет продажи спорного жилого помещения и предоставить в пользование ответчице. Ответчица от предложенных вариантов отказалась и продолжает одна проживать в спорной квартире.

Ответчица иск не признала, представила письменные возражения на иск, в которых ссылалась на то, что она не является бывшим членом семьи истицы, т.к. является ее дочерью. Кроме того, ответчица ссылалась на то, что спорная квартира была передана в собственность истицы с обременением этой квартиры правом пользования Б. О.В.

Решением Тушинского районного суда г. Москвы от 21 декабря 2012 г.  постановлено:

Отказать Б. С.В. в иске к Б. О.В. о признании прекратившей право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета, обязании выбрать жилое помещение, взыскании компенсации морального вреда.

Об отмене этого решения в своей апелляционной жалобе просит Б.а С.В., указывая на то, что решение противоречит требованиям действующего законодательства; что суд неправильно истолковал пункт 11 договора дарения и пришел к ошибочному выводу о том, что истица приобрела квартиру с обременением, которое не прекращается после того как ответчица перестала быть членом ее семьи.

На апелляционную жалобы были поданы возражения Тушинским межрайонным прокурором.

В заседании судебной коллегии Б.а С.В. и ее представитель – адвокат Петров Д.В. апелляционную жалобу поддержали.

Представитель Б. О.В. возражал против удовлетворения жалобы.

Прокурор Самойлова И.С. в своем заключении просила решение суда отменить и постановить новое решение об удовлетворении исковых требований.

Выслушав явившихся в судебное заседание лиц, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене по основаниям п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, поскольку, разрешая спор, суд допустил неправильное применение норм материального права, изложенные в решении суда выводы не соответствуют обстоятельствам дела.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что спорная квартира была подарена истице с обременением этой квартиры правом пользования Б. О.В. Указанное обременение было зафиксировано в п. 11 договора дарения спорной квартиры, заключенного между Б.ым В.Ю. и Б. С.В. Обременение квартиры правом пользования Б. О.В. носит бессрочный характер и не прекращается при смене собственника квартиры.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что право пользования спорной квартирой, которое имелось у Б. О.В. на момент приобретения спорной квартиры в собственность Б. С.В., не подлежит в последующем прекращению при наличии обстоятельств, на которые ссылалась истца в обоснование иска. Этот вывод суда первой инстанции является ошибочным.

Из материалов дела усматривается, что спорная квартира являлась совместно нажитым имуществом Б.а В.Ю. и Б. О.В., поскольку была приобретена на имя Б.а В.Ю. по возмездной сделке в период его нахождения в браке с Б. С.В.

По условиям брачного договора, заключенного между Б.ым В.Ю. и Б. С.В. 24 апреля 2001 г., стороны этого договора произвели раздел принадлежащего им имущества, в состав которого, в частности, входила спорная квартира (л.д. 9-10). В соответствии с п. 3 брачного договора, Б. В.Ю. обязался передать в собственность Б. С.В. по договору дарения спорную квартиру, которая после регистрации договора дарения должна была стать личной собственностью Б. С.В.

Брачный договор и договор дарения спорной квартиры были совершены в один день и удостоверены одним нотариусом.

Таким образом, договор дарения заключался во исполнение условий брачного договора.  По существу этим договором оформлялось соглашение супругов о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры.

В соответствии с п. 2 ст. 292 ГК РФ в редакции, действующей на момент совершения договора дарения, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу не является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

В соответствии с п. 1 ст. 558 ГК РФ, существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением.

Содержащиеся в п. 1 ст. 558 ГК РФ правила об обязательном указании в договоре купли-продажи жилого помещения перечня лиц, которые в соответствии с законом сохраняют право пользования этим жилым помещением, подлежат применению и к другим видам договоров об отчуждении жилого помещения, в том числе к договорам дарения жилого помещения.

В силу приведенных норм при заключении между Б.ым В.Ю. и Б. С.В. договора дарения спорной квартиры в договоре дарения должны были быть указаны лица, сохраняющие право пользования спорной квартирой после его перехода в единоличную собственность Б. С.В.

Ответчица Б.а О.В. на момент совершения между ее родителями договора дарения спорной квартиры имела право пользования спорной квартирой.

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ, местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

На момент совершения договора дарения возраст Б. О.В. составлял 12 лет, оба ее родителя были зарегистрированы по месту жительства в спорной квартире, которая была их совместно нажитым имуществом. При таких обстоятельствах ее местом жительства не могло быть иное жилое помещение, кроме спорной квартиры. Кроме того, родители ответчицы определили квартиру местом жительства ответчицы, зарегистрировав ее в этой квартире по месту жительства.

Таким образом, на момент совершения договора дарения Б.а О.В. имела право пользования спорной квартирой как несовершеннолетний ребенок своих родителей, которые имели право пользования спорной квартирой и которые определили местом жительства ответчицы спорную квартиру. Право пользования ответчицы спорной квартиры являлось производным от права собственности на эту квартиру ее родителей.

Из изложенного следует, что право пользования спорной квартирой возникло у ответчицы не в силу договора дарения, а ранее, и это право уже существовало у ответчицы на момент совершения договора дарения. В силу действовавшей на тот период времени номы п. 2 ст. 292 ГК РФ в прежней редакции, право пользования спорной квартирой сохранялось у Б. О.В. и при смене титульного собственника спорной квартиры.

При таких обстоятельствах, и в соответствии с п. 2 ст. 558 ГК РФ,  ответчица должна была быть указана в договоре дарения в качестве лица, которое сохраняет право пользования этим помещением и после заключения договора.

Следовательно, пункт 11 договора дарения, в котором указано о проживании в спорной квартире Б. О.В. и о наличии у нее права пользования квартирой, представляет собой констатацию имеющегося и сохраняющегося у Б. О.В. права пользования спорной квартирой и не является условием о наделении Б. О.В. новым правом пользования спорной квартирой.

Также следует учесть, что наделение Б. О.В. правом пользования спорной квартирой не могло быть осуществлено по договору дарения, т.к. Б.а О.В. не являлась стороной договора дарения. При этом необходимость в наделении ее правом пользования по договору дарения отсутствовала, т.к. право пользования спорной квартирой у нее уже имелось в силу закона.

При регистрации права собственности Б. С.В. на спорную квартиру это право было зарегистрировано с указанием обременения этого права правом пользования Б. О.В. (л.д. 13, 187).

Наличие такого обременения на момент регистрации договора дарения и регистрации права собственности истицы на спорную квартиру соответствовало требованиям действующего законодательства (п. 2 ст. 292 ГК РФ) и фактическому наличию у Б. О.В. права пользования спорной квартирой.

Существование момент заключения договора дарения обременения спорной квартиры правом пользования Б. О.В. не означает, что такое обременение (право пользования) не могло быть прекращено в последующем при наличии к тому законных оснований.

В соответствии со ст. 5 ФЗ №189-ФЗ от 29 декабря 2004 г. «О введении в действие ЖК РФ», к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного Кодекса РФ, Жилищный Кодекс РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Поскольку спорные отношения по пользованию спорным жилым помещением являются длящимися, то права и обязанности по этим отношениям возникают у сторон и после введения в действие ЖК РФ. В связи с этим к спорным отношениям подлежала применению норма ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования им за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ).

По смыслу частей 1 и 4 статьи 31 ЖК РФ, к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения.

Из содержания нормативных положений ч. 1 и 4 ст. 31 ЖК РФ следует, что семейные отношения с позиции ЖК РФ могут быть прекращены и между лицами, являющимися родственниками.

Поэтому то обстоятельство, что истица и ответчица состоят в самой близкой степени родства (мать и дочь), не исключает возможности прекращения между ними семейных отношений.

Из материалов дела усматривается, что ответчица Б.а О.В. в настоящее время членом семьи собственника квартиры не является.

Данное обстоятельство подтверждается тем, что Б.а О.В. достигла совершеннолетия (в 2006 г.), с 2011 г. стороны не имеют общего бюджета, не ведут раздельное хозяйство. Между сторонами имеются конфликтные отношения, вследствие чего истица выехала из спорной квартиры и стороны длительное время проживают раздельно. Отсутствие у сторон общего бюджета и наличие между ними конфликтных отношений подтверждается и тем, что Б.а С.В. помимо настоящего иска обратилась в суд с иском к Б. О.В. о возмещении понесенных расходов по оплате квартиры и коммунальных услуг.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что Б.а О.В. является бывшим членом семьи собственника спорного жилого помещения – Б. С.В.

Истица возражает против сохранения за бывшим членом ее семьи – Б. О.В. права пользования спорным жилым помещением. Соглашение о пользовании жилым помещением между сторонами не заключалось. Алиментных обязательств перед Б. О.В. у истицы не имеется.

В связи с этим, и в соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, право самостоятельного постоянного пользования спорным жилым помещением за Б. О.В. не сохраняется и, следовательно, это право подлежит прекращению.

При таких обстоятельствах, решение суда не может быть признано законными подлежит отмене.

По вышеизложенным основаниям подлежит удовлетворению требование истицы о прекращении права постоянного пользования Б. О.В. спорным жилым помещением.

В то же время судебная коллегия приходит к выводу о наличии предусмотренных ч. 4 ст. 31 ЖК РФ оснований для сохранения за Б. О.В. права временного пользования спорным жилым помещением на определенный срок.

Так, Б.а О.В. проживает в спорной квартире длительное время (с 2001 г.) не имеет прав пользования другим жилым помещением, ее имущественное положение в настоящее время не позволяет ему обеспечить себя иным жилым помещением, поскольку она не работает.

Вместе с тем, Б.а О.В. имеет высшее образование, является трудоспособной.

С учетом этих обстоятельств, судебная коллегия определяет срок сохранения за Б. О.В. права временного пользования спорным жилым помещением продолжительностью 3 года – до 30 января 2017 г. 

В связи с сохранением за ответчицей права временного пользования спорной квартирой требование истицы о выселении ответчицы удовлетворению не подлежит.

Требования истицы о взыскании компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат в силу положений ст. 151 ГК РФ, т.к. истцом не доказано совершение ответчицей противоправных действий, нарушающих личные неимущественные права истицы или другие принадлежащие ей нематериальные блага.

Требования истицы о возложении на ответчицу обязанности выбрать жилое помещение для переселения в него на условиях пользования удовлетворению не подлежат, поскольку такой способ защиты права не предусмотрен ни ГК РФ, ни ЖК РФ, ни другими законами.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 21 декабря 2012 г. отменить.

Принять по делу новое решение.

Прекратить право постоянного пользования Б. О.В. жилым помещением в виде квартиры по адресу:

Сохранить за Б. О.В. право временного пользования указанным жилым помещением на срок до

В остальной части иска Б. С.В. отказать.

Председательствующий:

Судьи:

адвокат по жилищным вопросам (Москва)

Телевидение, публикации

Права потребителя и их защита. Что необходимо знать каждому потребителю.Права потребителя и их защита.
Что необходимо знать каждому потребителю.

Как вести себя с инспектором ГИБДД? Несколько простых советов водителю.Как вести себя с инспектором ГИБДД?
Несколько простых советов водителю.

Нарушение неприкосновенности частной жизни. Понятие и ответственность.Нарушение неприкосновенности частной жизни.
Понятие и ответственность.

Обратная связь

По вопросам оказания юридической помощи вы можете обратиться ко мне, заполнив данную форму или позвонив по телефону   +7(495)542-24-42.